Ассоциация руководителей образовательных организаций


Мария Шубина: Они в департаменте образования будто сомневаются, что у педагога есть мозг

Прямое интервью с воспитателем, которая опубликовала в соцсетях скандально честное письмо о своей работе
22 января 2018

— Ты думаешь, я Путину написала? Думаешь, жду ответа от него? — Хохочет Мария и ставит чайник. Она предложила поговорить у неё дома. — Я выложила это письмо, чтобы у нас здесь, в Перми, кто-то зашевелился. Если бы я отправила его в министерство образования или в департамент, то мне пришла бы отписка типа той, что они разместили на своем сайте о способах начисления зарплаты. А на работе пальчиком пожурили бы: «Атата, так делать нельзя!»

Мария Шубина, воспитательница детского сада № 369 в Свердловском районе, написала открытое письмо президенту, в котором говорит о проблемах в системе дошкольного образования. Она пишет, например о низких зарплатах:

 

«Зарплата воспитателя в Перми 15-18 тысяч. Не надо сейчас запрашивать среднюю зарплату в Перми, там всё равно неправда. Это как если у меня есть капуста, а у вас фарш, то в среднем у нас с вами есть голубцы...»

 

О низком финансировании учреждений:

 

«Знаете ли вы, что каждый сад должен ввести в свою деятельность такую штуку, как дополнительные платные услуги (ДОПы), чтобы, значит, сад совсем не загнулся, поскольку нет достаточного финансирования (однако оно есть на освящение ракет на Байконуре, например)? Каждый воспитатель ОБЯЗАН вести хотя бы один такой ДОП, да, за них, конечно доплачивают, но почему, чтобы хоть немного подзаработать, педагог должен просто жить на работе?»


О требованиях департамента образования:

 

«Почему в наш век передовых технологий педагоги до сих пор делают пособия и игры для детей своими руками и на свои деньги? Департамент образования решил, например, что пособия должны быть не просто распечатаны на цветном принтере, а ещё и заламинированы, угадайте, кто за всё это платит? Правильно — не департамент...»

 

После публикации письма Марию завалили сообщениями. Её пост на странице «ВКонтакте» собрал шесть тысяч лайков, а репост записи сделали почти две тысячи человек.

 

— Я удивилась, как много людей откликнулось. Мне стали писать воспитатели из Питера, Волгограда, Архангельска, Самара, Волгограда... Из Куеды писали. Коллеги присылали свои платёжки (зарплатные ведомости), рассказывали про свои детсады. Видишь, я звук на телефоне убираю. Пока мы с тобой сидим, пришло уже 198 уведомлений. Честно, такого широкого резонанса я не ожидала. Думала, в местных пабликах помуссириуют, и всё закончится. А оно пошло по всей стране гулять.

Мария работает в детском саду с июня 2017 года. До этого в её педагогической деятельности был большой перерыв. Несколько лет она разъезжала в качестве артиста в составе шоу «Русская ночь» с гастролями по всему краю. Но из-за болезни матери, которой требуется постоянный уход, пришлось менять работу.

— 8 января я выложила письмо в паблик «Злой воспитатель», а уже потом на своей личной страничке. Так кто-то в комментарий предположил, что написано восьмого, потому что мне девятого не хотелось на работу выходить (смеется). А кто-то решил, что это из-за выборов. Одни меня поддерживают, другие нет. Считают, что я хамка невоспитанная. Это как с мой артистической деятельностью: кому-то нравится, а кто-то такую, как я, и на сцену не выпустил бы. Это нормально.

11 января министр образования и науки Пермского края Раиса Кассина на круглом столе, на который, кстати, саму Машу почему-то не пригласили, предположила, что воспитательница просто не успела адаптироваться, так как начала работать совсем недавно. Решено было дать ей наставника, который объяснил бы женщине, как побольше заработать, то есть получить максимальную стимулирующую часть.

«Знаешь, я, наверное, действительно, ещё не адаптировалась, — признаётся Маша. — Я ещё не раб этой системы. Потому и письмо было написано именно сейчас. Чем больше ты там находишься, тем больше привыкаешь. Повозмущаешься, повозмущаешься, и всё равно будешь делать всё, что от тебя требуют. Потому что, так делают все»

На том же круглом столе разъяснили, что заработная плата воспитателя складывается из оклада и стимулирующей части, которая зависит от участия педагога в разных проектах. А зарплата самой Марии Шубиной могла не соответствовать её ожиданиям из-за того, что у женщины нет высшего образования, стажа и категории. Просто напросто она не подходит под нужные условия для получения максимальной стимулирующей части.

— Они всё перевернули с ног на голову. Будто бы я какая-то не такая, я лентяйка, и не хочу работать. Говорят, мол, а что ты хотела? У тебя же нет опыта и квалификации. Я немного не понимаю, как это относится к письму, в котором я писала не о себе, а о системе образования вообще, об унизительном положении всех воспитателей и учителей. А они, вместо того, чтобы проверить свою работу, приехали с проверкой в наш детский сад.

В пятницу, 13 января, в детский сад приехали «дамы из департамента». После обхода устроили собрание, на которое пригласили нескольких педагогов. По каким соображениям выбрали именно их, остаётся не ясным. Маши среди собравшихся снова не было. Все кого позвали, в один голос утверждали, что у них есть всё необходимое для полноценной работы.

 

«Это неправда, конечно. Даже если у нас есть все необходимые материалы, то мы о них до этого времени не знали, — удивляется Татьяна Субботина, коллега Марии. — Вот нам надо делать альбомы по пройденным темам каждую неделю. В нерабочее время, у себя дома. В интернете, слава богу, сейчас можно найти всё. Ищешь иллюстрации, распечатываешь на цветном принтере, ламинируешь — всё за свой счёт. Папки, файлы — всё покупаешь сам»

 

Кстати, цветного принтера, чтобы делать пособия, которые требует с воспитателей департамент образования, в садике нет.

— Если в группе нет родителя, который у себя в офисе где-то там втихушку напечатать их, мы всё печатаем на свои деньги, — возмущается Маша. — Я уверена, не должно быть так, когда воспитатель погряз в собирательстве коробочек и бутылочек, чтобы наполнить группу пособиями. Это же бред. Это всё отнимает кучу времени. И как раз вот этим всем дома и занимаешься. И обычно в это вовлечена вся семья. У меня у коллеги муж приходит что-то подколотить, сын «дедморозит». Мой муж мне музыку записывает на диски. Хорошо, что магнитофон в музыкальную комнату родители принесли. А так то, где я его возьму? Придет департамента скажет: «Где магнитофон?» А я: «У меня денег нет». А они, знаешь, что скажут? «Не говорите нам про деньги!» Про деньги у нас говорить — это вообще табу. И о том, чего не хватает, тоже нельзя. У нас на весь сад два компьютера таких старых, что мне их хочется доломать. На детском столике за детским стуликом (показывает как) я сижу и печатаю.

Указания департамента иногда бывают не просто невыполнимыми. Некоторые из них доходят до абсурда. Например, распечатать и повесить в музыкальном уголке алгоритм игры на колокольчике или правила подтирания попы в туалет.

— Я согласна, алгоритмы, которые поясняют какие-то сложные действия, необходимы. Понятно, что ребёнок читать инструкцию не может, он может смотреть картинки. Например, как гладить рубашку, как одеваться, как общаться между собой. Но как звонить в колокольчик?!.. или как попу подтирать?!.. То есть, думать вообще не надо? Смотри и повторяй. И я не считаю, что департамент за такие «инновации» должен получать деньги. Я не понимаю, почему из департамента приходят и говорят: почему здесь стена облезла? То есть департамент не приходит узнать, чего нам не хватает, на что нам необходимы деньги... Я считаю, что вы сначала должны предоставить средства, а потом приходить и проверять их целевое использование. И вот тогда вы будете иметь право прийти и сказать: «А почему здесь не покрашено, мы вам деньги на краску давали? Давали! Так почему не покрашено?» Вот тогда это будет адекватно.

На том же собрании, как позже рассказали Маше коллеги, дамы из департамента очень интересовались её семейным положением, спрашивали, есть ли муж. А когда оказалось, что есть, спрашивали, не пьёт ли, не бьёт ли. Почему-то не верили, что Маша написала письмо сама. «Они что, сомневаются, что у педагога дошкольного образования есть мозг? Что он умеет говорить, правильно и грамотно излагать свои мысли?» — смеётся она. Маша вообще много шутит.

Потом собравшиеся обсудили фотографии на ее странице «ВКонтакте», сделанные с корпоративов, где она выступала со своими концертами. Посчитали их не достойными звания воспитателя. Недостойным и позорящим честь педагога в детском саду посчитали и комментарии коллег в соцсетях в защиту и поддержку Маши. Назвали это нарушением корпоративной этики. Назвали это: «бросать тень на коллектив». И строго настрого наказали больше так не делать. Воспитатели опасаются, что скоро будут и личную переписку вскрывать. И это совсем не похоже на паранойю.

— Воспитатели боятся, и я их понимаю. Меня мало кто поддерживает открыто. Боятся потерять работу. У всех семьи. А я не боюсь. Да и поздно уже бояться.

 

Источник: Звезда 



Copyright 2014-2015