Ассоциация руководителей образовательных организаций


« - Тьютор, тьютор, выходи! Я иду тебя искать!»

Без тьютора жизнь ребенка-инвалида таковой не является, а представляет из себя жестокую сегрегацию, когда человек вынужден прозябать в четырех стенах
26 марта 2018

Здесь спрашивают, как тьютор может изменить жизнь ребенка-инвалида? Ответ: очень круто! Точнее так: без тьютора это вообще не жизнь, а жестокая сегрегация, когда человек вынужден прозябать в четырех стенах, пока его эти стены не сожрут.

Собственно, в чем проблема? Благодаря неистовой энергии и титанической работе общественных организаций мысль об инклюзивном образовании в головах постепенно утвердилась. Сегодня даже стало неприличным как-то открыто сопротивляться идее совместного обучения детей «особенных» с обычными. В детских садах даже научились с успехом справляться с этой задачей. А вот дальше, вдруг выяснилось, тупик — в основной массе школы просто не готовы принять на себя еще и «это». 

 

Что будет дальше?

Нет, на законодательном уровне все вроде бы в порядке. И про инклюзию сказано. И даже в списке профессий появился тот самый тьютор. Хотя в Федеральном государственном образовательном стандарте четко сказано, что «реализация индивидуальных учебных планов детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) сопровождается поддержкой тьютора образовательного учреждения. То есть в школах уже сегодня должны быть тьюторы.

- Мало ли что там должны, - отреагировал знакомый практикующий педагог, знающий изнутри современную школьную ситуацию. А вы представьте замученного учителя в большом классе (30 человек — стандарт), где надо удерживать в «едином процессе» плохо мотивированных детей. Как правило, с урока выходит с вновь усвоенными знаниями в лучшем случае половина класса.

— А остальные?

— Остальным не хватило «индивидуального подхода», что бы там ни говорили. Один молчун, другой невротик, третий работает только из-под палки - учителю просто не разорваться.

Вот такой разговор получился. Пока снимает проблему в общем образовании институт репетиторства. Репетиторы вынуждены вникать в индивидуальные особенности школьников, сегодня уже берут на буксир чуть ли не первоклашек. И что будет дальше, можно только догадываться. А между тем в документах уже прописано про необходимость индивидуального сопровождения ребенка в образовательном учреждении. То есть тьютором может быть разработана индивидуальная программе реабилитации детей с инвалидностью. Понятно, что индивидуальная программа нужна всем. Но сейчас важно помочь хотя бы самым нуждающимся.

 

Пока дело держится на грантах

По словам председателя Челябинской областной общественной организации помощи детям «Открытое сердце» Елизаветы Кирилловой, сегодня на Южном Урале более двух тысяч детей находятся на домашнем (компенсационном) обучении. А это значит, что большинство из этих детей никогда не переступали и не переступят порог школы. Большинство из них находятся под патронажем семьи, куда, возможно, приглашают дополнительных педагогов.

— Да, семья получает компенсацию. Но при этом мы понимаем, что ребенок, который не посещал детский сад, школу, теряет возможности получения профессии, трудовой адаптации и самостоятельной жизни, - говорит Елизвета Кириллова.

Между тем организация «Открытое сердце» провела собственные исследования, которые стали возможны в рамках президентской программы управленческих кадров. Результаты независимого анализа данных красноречивы: ребенок с ограниченными возможностями здоровья осваивает профессию за шесть лет и полностью компенсирует государству затраты (пенсия, различные пособия с детства).

Эксперты говорят, что острота проблемы в том, что вместе с ребенком часто в глубокой социальной изоляции находится значительная часть родителей. Часто семьи со сложными детьми становятся неполными. А мама с высоким уровнем образования вынуждена увольняться с работы и жить на пособие от государства неработающему родителю, которое составляет немногим чуть более шести тысяч рублей.

Это замкнутый круг, из которого все-таки есть выход, - уверена Елизавета Кириллова. - Если бы ребенок был включен в систему школьного образования, если бы его сопровождал тьютор — специалист, который грамотно помогает встроиться ребенку в систему школьного и дошкольного образования, то мама смогла бы работать. А это уже иное качество жизни ребенка и качество жизни семьи.

Отсюда и приятная оптимизация расходов. Можно было бы направлять средства на развитие того же адаптивного спорта для особых детей. Создавать центры трудоустройства для подростков.

— Как общественная организация, мы долго изучали эту проблему, - делится Кириллова. - В Челябинске уже второй год работают по общественным проектам, связанным с инклюзией детей с синдромом Дауна, с расстройствами аутического спектра. Дети могут пойти в обычную школу. И мы надеемся, что это позволит постепенно в общении с одноклассниками выявить способности, которые со временем позволят и осваивать профессию, и возможность максимально быть самостоятельными.

В общем, свой проект запустили в январе этого года. Набрали студентов педвуза. Они прошли через тренинги и семинары. Тьютор - древняя и в то же время современная профессия. При этом многие считают, что тьютором может быть родитель, какая-то нянька, которая сопровождает ребенка.

— Набрали семьи, которые хотят, чтобы их ребенок ходил в обычную школу, - рассказывает Кириллова. - Тьюторы уже познакомились с семьями и анкетами детей, протестированных опытными педагогами. Мастер-классы. Через неделю поедем в зимний спортивный лагерь, в горнолыжный центр «Солнечная долина». Программа «Лыжи мечты» уже доказала, что нагрузка на разные группы мышц дает хороший эффект развития ребенка. Ведь здесь много эмоций. Снег, солнце… Подготовка первой команды тьюторов, которая пойдет на общеобразовательную площадку, идет полным ходом. И уже несколько школ хотят принять наших детей (первая группа из пяти человек).

 

История с географией

Сегодня инклюзивные проекты достаточно успешно работают в разных городах. В той же Москве, в Санкт-Петербурге и даже маленьком Волжске. Но и Челябинск может быть в числе передовиков. Недавно организация «Открытое сердце» участвовала в конкурсе президентских грантов и смогла получить грант. Средства решено потратить на подготовку тьюторов. Для Челябинска эта проблема очень острая.

Как отмечают специалисты, до 2014 года в Челябинске в ведущих педагогических вузах готовились по профессии тьюторства. А потом эта специализация оказалась закрыта. Говорят, спроса не было. При этом, по разным данным, 2760 детей вынуждены обучаться на дому.

Есть и нюансы в российском законе об образовании. Сегодня по нормативам на одного тьютора должно приходиться шесть детей. Но есть сложные нарушения, и тогда лучше, чтобы у каждого ребенка был свой тьютор.

Наталья Кутепова, заместитель руководителя аппарата уполномоченного по правам человека в Челябинской области, с горечью отмечает:

— Численность детей-инвалидов не уменьшается. И мировая практика — вкладывать серьезные средства в образование детей, в поддержку семьи. Коррекционное обучение очень дорого стоит. Но уже научились воспитывать так, что выпускники школ могут быть трудоустроены, стать полноценными членами общества. Но для этого нужен ряд условий. Речь не только об инклюзивном образовании. В законе об образовании с 2012 года это провозглашено. Но инклюзивное образование без тьюторов не реализуется.

 

 

Как разорвать замкнутый круг?

По словам Натальи Кутеповой, пока у нас в регионе царит недопонимание. С одной стороны, родителям предоставляется возможность выбирать образовательную организацию. Но готова ли при этом сама школа принять ребенка-инвалида? Может ли она предоставить тьютора? Тем временем продолжают поступать жалобы уполномоченному по правам человека по Челябинской области. Причина - не сложился контакт с родителями, с педагогом, с ребенком. Хотя большая работа проводится с педагогами. Общество продвинулось в этом вопросе. Но если нет тьютора, кто установит индивидуальный маршрут обучения, выявит индивидуальные особенности, склонности ребенка, кто с ним займется профориентационной работой, его социализацией?

Интересно, что в Челябинске пять лет назад было всего восемь тьюторов. Сегодня — 150 штатных единиц. Вроде бы динамика ощутимая. Но речь-то идет о качестве тьюторского сопровождения.

Оказывается, тьюторы сегодня приставлены к обычным детям в группах продленного дня, а не к ребятам с ограниченными возможностями здоровья. И все больше детей уходит на «компенсацию»: не сложилось отношений в школе. Понятно, что самостоятельное образование, вне школы, совсем не соответствует идее социализации. А мама в таком случае должна стать всем - и дефектологом, и логопедом, и учителем, и тьютором. Потянуть такое в реальности очень сложно. Происходит выгорание, разрушение семей. Всё, замкнутый круг.

— Тьюторы должны быть, - убеждена Кутепова. - Но сейчас не хватает технологий для их деятельности. А чаще всего происходит так.

Ребенок приходит в детский сад или в школу, и там выясняется, что у него ограниченные возможности здоровья, что он требует индивидуального подхода. Начинаются сложные ситуации у учительницы, в детском коллективе. Всякий раз вызывают маму и объясняют ей, что у ее ребенка — проблемы. Диагноз ставится уже не ребенку, а школе: не готова принять такого ребенка.

— А как надо?

— Мама приводит в школу ребенка и показывает, что он «особый». И с первого момента должен подключаться тьютор. А уже потом, когда ребенок приспособился к школьной жизни, тьютор может переключиться на других детей. И тогда мы сможем сформировать не пассивную личность, которая будет сидеть в четырех стенах.

Общественные организации — тот ресурс, на который сегодня возлагаются все надежды. Институт тьюторства должен реабилитироваться. В дошкольном образовании сегодня более-менее благополучно. Детям дают шанс развиваться, есть индивидуальный подход. Но вот с начальной школой... 2 - 3-й класс — самый критичный период, когда начинаются жаловаться, что нет индивидуального подхода. Инклюзия превращается в профанацию, особенно если речь идет о тяжелых детях — с аутизмом, которые требуют специальных знаний.

Юлия Болотина, заместитель проректора по учебной работе Южно-Уральского государственного университета, делится своим мнением:

— Начиная с 1994 года вели подготовку специалистов, которые могли бы работать с любой категорией детей, которые находятся в сложном положении. Это социальные педагоги. Для них были введены ставки в школах. Но постепенно их стали вытеснять ставки психологов. Психологи, пришедшие на смену социальным педагогам, свое предназначение увидели в том, чтобы проводить тестирования. Сейчас социальных педагогов можно было бы использовать, вооружив их знаниями в области тьюторства.

Почему этих востребованных специалистов очень часто вузы отказываются готовить? Считаю, что нужен особый отбор при поступлении в вуз на специальность тьютора. Деятельность высокострессовая. Но условия для развития тьюторства в Челябинской области есть. Остается постоянно развивать технологии.

Мы прошли обучение.

С этим согласно большинство экспертов. Варианты есть. Главное — работать и не опускать руки.

 

Источник: Челябинсксегодня


Copyright 2014-2015