Ассоциация руководителей образовательных организаций


consultinga.net

Бич: юристы компаний не знают, как работать с судебными приставами

Алексей Владимирович Кравцов, председатель Арбитражного Третейского суда г. Москвы, президент Союза третейских судов, предлагает несколько советов по тому, как найти юриста, который будет защищать интересы Вашей организации.
27 января 2017

 

– Что должны знать и уметь современные юристы? Стандарты, требования, предъявляемые к юристам, — каковы они сегодня? В вузах учат теории — на практике вчерашние студенты не знают, как работать с приставами, как сопровождать заключённые сделки, как принимать выполненные работы и т.д.

– Уже семь лет я рассматриваю экономические споры в сфере бизнеса как третейский судья. В одном из десяти случаев защищать свои интересы приходят сами предприниматели или руководители организаций, которые не имеют юридического образования. В последнем случае вероятность проигрыша в деле достигает почти 50% из-за незнания представителем фирмы или учреждения юридических процессуальных норм. Если со стороны оппонента присутствует грамотный юрист, доказательство прав с его стороны будет более профессиональным и грамотным.

В таких случаях я стою на стороне федеральной палаты адвокатов, которая сегодня хочет ввести в России так называемую адвокатскую монополию, когда интересы сторон в суде могут представлять только адвокаты. Сегодня такая адвокатская монополия введена в уголовном праве. В той же Европе интересы в судах имеют право представлять только адвокаты.

Что касается юристов, которые сегодня посещают мои судебные заседания, и коллег. К сожалению, профессиональных юристов, из всего количества приходящих в суд, я вижу 10%. Профессионал отличается доскональным знанием процессуальных норм — как вести судебный процесс, как правильно оформить судебный иск, как проводить экспертизу до подачи иска в суд. Ведь, если документы сделки оформлены неправильно, вероятность проигрыша приближается к ста процентам. Профессионал может грамотно отстоять свою точку зрения — аргументированно, не перегибая, не переходя на хамство.

Оставшиеся 90% составляют непрофессиональные юристы.

– Как Вы понимаете, что специалист некомпетентен?

– В суде такой юрист ведёт дело, не подготовившись к судебному процессу, то есть не изучив обстоятельства, сделку, по которой пришёл в суд. Он не смотрит даты, полномочия подписавших документы лиц, полноту проведённых действий, правильность оформления и приёмки-сдачи. Некоторые откровенно заявляют, что они только сегодня взяли дело в руки, — и такие есть случаи.

Приведу три примера поведения неквалифицированного юриста в суде.

Во-первых, некоторые заявляют, что не сопровождали сделку, а лишь являются судебными представителями, поэтому не обязаны её смотреть до подачи иска. В результате проигрыш — это только лишние затраты для работодателя и репутационные риски.

Во-вторых, правильность оформления судебных документов процессуальной части дела. Неправильное оформление документов при подаче иска в суд и технических документов в самом судебном процессе может являться основанием для отложения заседаний, для отказа по формальным основаниям. Часто встречающаяся история, в которой мне наиболее обидно за юристов, которые не знают своих прав и обязанностей и проигрывают из-за этого, а не по существу спора.

В-третьих, судебный процесс: представитель компании не знает, что в материалах дела, не ориентируется в законах, которые регулируют спорную сделку, — это ведёт к проигрышу по существу спора. Если на другой стороне находится профессиональный юрист, его позиция становится более весомой.

Конечно, суд смотрит правильность составления сделки. Но в основном становится арбитром двух спорящих сторон, и обязанность доказывать свою правоту лежит на них. Если сторона не знает, как доказывать, то не сможет и отстоять позицию.

– Действия юриста не ограничиваются судом, ведь решение суда ещё нужно исполнить?

– Если юрист не знает, как вести себя в суде, соответственно, и как взаимодействовать с судебными приставами, когда нужно исполнять судебное решение, тоже не знает. Незнание данной системы среди юристов — поголовное. Большая часть исполнительных листов, выданная нашим судом, только в половине случаев доходит до приставов. В федеральной службе судебных приставов судьбой исполнительных листов организаций не интересуются. Юристы сегодня, как огня, боятся отношений с приставами — там работы в 10 раз больше, чем в судах.

– Как же найти компетентных и подготовленных юристов?

– Я как руководитель занимаюсь подбором специалистов из доступных источников — рекрутинговых. На что же приходится обращать внимание при поиске?

Скажу, юристов приходится подбирать с микроскопом. Есть три критерия при отборе:

1. Кандидат должен окончить юридический факультет в серьёзном образовательном учреждении или специализированный юридический вуз, а не юридический факультет горного или кулинарного техникумов. Желательно, чтобы высшее образование было получено не за год до устройства на работу, чтобы у выпускника уже была практика;

2. Вуз должен быть однозначно окончен очно, так как уровень заочного образования на данный момент недостаточно высок;

3. Нужно обращать внимание на срок работы на предыдущих местах — по специальности. Если меньше одного года и подобная периодичность повторяется из раза в раз, такого юриста брать на работу не стоит.

Три критерия позволяют сразу отфильтровать непрофессиональных юристов. Останутся единицы.

Конечно, на сайте в резюме можно написать всё, что угодно, — «нарисовать» вуз, сроки работы, указать вышеперечисленные критерии. Однозначно при приёме на работу кадровик должен проверить документы — трудовую книжку, копии дипломов, поинтересоваться отзывами о сотруднике на предыдущем месте работы. Но, помните, чтобы не нарушить закон о персональных данных, необходимо при анкетировании и первичном собеседовании у кандидата взять расписку о согласии на их обработку. Иначе такие разговоры между работодателями будут вне закона.

Если первичный фильтр пройден, остальное нужно смотреть в работе. Для юриста-судебника проверка знаний начинается на первых судебных заседаниях по делам. В организации необходимо контролировать этот процесс, не пускать «на самотёк». В государственном суде несколько ступеней судебных разбирательств, и каждое оканчивается документом — либо отложение, либо решение, но его можно обжаловать. Результат каждого судебного действия надо фиксировать.

В третейском суде, конечно, проще — всего одно судебное заседание, и его фиксирует юрист уже через 2 недели, когда выносится судебное решение.

По результату принятых решений можно оценивать юриста как профессионала. Если специалист проиграл, конечно, он будет защищаться, говорить, что не он виновник, что «судья неправильно всё понял» или «всех купили».

Здесь работодателю нужно решить, для чего надо подробно изучить материалы дела, но не юристу это делать сложно. Оценить квалификацию — правильно ли юрист вёл дело и почему проиграл — тоже затруднительно. Можно по факту проигрыша расстаться с таким специалистом, не вникая в подробности. Иными способами, кроме ведения дела в суде, проверить квалификацию юриста практически невозможно.

– Где юрист должен подготовиться, если его учат теории? Как освоить нужные навыки и не подвести работодателя?

– К сожалению, руководители организаций жалеют деньги для обучения сотрудников на курсах повышения квалификации. Недавно вступили в силу поправки в налоговый кодекс, где расходы на обучение сотрудников можно относить к общим расходам организации, а не к убыткам.

В отрасли повышения квалификации не всё спокойно. Лицензии на образовательную деятельность, по моему мнению, раздавались «налево» и «направо». Я хотел получить лицензию на Союз третейских судов — посмотрели перечень документов для оформления. Он был настолько многосторонен — количество требований к помещению, преподавателям, санитарным и пожарным нормам, заключения, перезаключения. Однако в Интернете мы нашли фирмы, которые за 120 тысяч были готовы собрать документы по требованию лицензии и сами её получить. Понимая, что так, скорее всего, будет нарушен закон, мы отказались от подобного намерения. Зато стало понятно, почему в нашей стране так много курсов, в том числе тех, которые проходят в подвалах и на окраинах Москвы.

Считаю, нужно перепроверить организации, имеющие образовательные лицензии, по крайней мере, в юридической сфере, — лишить лицензии придётся больше половины из них. Сосредоточить образовательную работу необходимо в государственных вузах, где действительно есть высококвалифицированный преподавательский состав.

Работодателю обязательно нужно обращать внимание на повышение квалификации сотрудников. При этом правильно определить, куда именно отправлять юристов.

В нашем суде еженедельно проходит самообучение: каждый сотрудник готовит по одной из тем отрасли судебный семинар для коллег. В результате постоянно идёт обучение, повышение уровня квалификации сотрудников внутри организации.

– К чему может привести, если организацию будет представлять неквалифицированный юрист?

– Попустительское отношение к сопровождению сделки приведёт к невозможности доказательства правоты всей организации в суде, соответственно, будут убытки. Материальные потери могут в сотни раз превысить зарплату этого сотрудника.

– Как избавиться от таких неграмотных сотрудников?

– Это сложная процедура. Нельзя сделать, как в кино, с помощью фразы «Вы уволены».

Юрист, даже если он непрофессиональный, покопавшись в трудовых законах, создаст организации много проблем из-за неправильности оформления его увольнения или из-за необоснованности. Ведь проигрыш дела в суде и доказательство вины непосредственно юриста относится к теме «Два юриста — три мнения», то есть можно повернуть ситуацию любой стороной.  В этом случае, увольняя сотрудника за проигрыш дела, можно получить дальнейшее обжалование увольнения по причине необоснованности. Вопрос, конечно, решается в суде, где судья определит, насколько увольнение соответствовало закону.

Для этого необходимо внутри организаций обеспечить правовую часть кадровой работы. Если правильно обозначить в трудовом договоре, в должностных обязанностях, во внутренних регламентах пошаговые обязанности юриста, привязать в документах его неудачи к возможному увольнению, чтобы на этих документах имелись подписи сотрудника. Фиксировать обязательно все нарушения, составлять акты, получать объяснительные, оформлять заключения служебной проверки — при этом кадровики контролируют сбор документов. При полном подборе всех документов можно совершать действия по увольнению сотрудника. В противном случае работодателя ждёт обжалование и взыскание убытков.   
Актуальна проблема безграмотности кадровой службы — зачастую они не являются юристами, поэтому создавать перечисленные выше документы не умеют.

– Возникает вопрос: как отобрать кадровика?  

– С юридическим образованием. Например, добавить в кадровую службу судебника-юриста, чтобы он прорабатывал все вопросы. Или нанимать кадровика-юриста.

Приведу явные примеры нарушений со стороны юристов либо недоработки со стороны руководителей. Это касается сопровождения сделок.

Зачастую в девяти из десяти судебных заседаний участвуют юристы, которые не сопровождали сделку, а получили судебное дело прямо перед подачей иска в суд. Или сделка была неправильно оформлена.

Первое: подпись документов об исполнении сделки неуполномоченными лицами. Например, товарно-транспортные накладные подписывают вахтёры на проходной; акты выполненных работ — главные прорабы на стройке. В общем, все, но только не уполномоченные лица — генеральный директор либо имеющий доверенность от него представитель.

В результате такие документы не могут быть признаны оформленными надлежащим образом. И взыскатель не докажет свою правоту по обязанности ответчика оплатить те или иные услуги.

Второе частое нарушение — неправильный документооборот между компаниями по сделке. Документы по выполненным и текущим работам, сдаче этапов работ отправляются по электронной почте менеджерам, по почте на адрес офиса, по почте без уведомления и описи вложения, а также на любые иные реквизиты компании, кроме как на те, которые прописаны в договоре. В результате документы не будут считаться судом поступившими на адрес организации-ответчика, и это приводит к отказам в удовлетворении исков.

Конечно, и в первом, и во втором случаях ситуацию можно исправить, чем и займутся юристы после проигранного судебного спора. Последует очередной иск с новыми затратами для организации. Стоит ли нести дополнительные расходы, платить дважды из-за неграмотности юриста? Это экономически невыгодно.

При оформлении трудовых отношений сотрудникам необходимо привязать различные убытки от неграмотных действий юриста к гражданско-правовой ответственности работника.

Тогда компании можно компенсировать убытки, а у юриста есть мотивация работать качественно.   

Материал подготовила Елена Олейник.

Кравцов Алексей Владимирович


Председатель Арбитражного третейского суда г. Москвы, президент Союза третейских судов
Посмотреть подробный профиль


Полезные книги


Copyright 2014-2015