Ассоциация руководителей
образовательных организаций

Знания для эффективного управления

Всероссийское профессиональное сообщество представителей управляющего сегмента образовательных организаций всех уровней

Главная НовостиВПР как «священные коровы» российского школьного образования


ВПР как «священные коровы» российского школьного образования

Почему для Минпросвещения и Рособрнадзора ВПР имеют поистине сакральное значение, стоит ли в сентябре выбивать школы из рабочего ритма и какие методические рекомендации смогут разработать чиновники по итогам проверочных работ – размышляет наш обозреватель

07.06.20

Глава Минпросвещения Сергей Кравцов, открывая 31 марта онлайн-марафон эфиров «Домашний час» на площадке соцсети «ВКонтакте», заявил, что всероссийские проверочные работы (ВПР) обязательно состоятся до конца учебного года. Затем врио главы Рособрнадзора Анзор Музаев допустил проведение ВПР в дистанционном формате, и лишь 17 апреля на брифинге в правительстве, когда невозможность их организации весной стала очевидной, Сергей Кравцов объявил о переносе диагностики на начало нового учебного года. Почему для Минпросвещения и Рособрнадзора ВПР имеют поистине сакральное значение, стоит ли в сентябре выбивать школы из рабочего ритма и какие методические рекомендации смогут разработать чиновники по итогам проверочных работ – размышляет наш обозреватель.

Ждете ВПР? Уже скоро, с 7 сентября

Рособрнадзор направил в регионы письмо, в котором разъясняет порядок проведения перенесенных на осень ВПР в 5–9-х классах. Материалы для проведения работ будут размещены в Федеральной информационной системе оценки качества образования (ФИС ОКО) с 7 сентября 2020 года. Там же образовательные организации найдут инструкции.

Если и есть в системе российского школьного образования нечто незыблемое и не подверженное воздействию любых пандемий и природных катаклизмов, то это, вне всяких сомнений, ВПР. Можно отменить обязательный ЕГЭ по математике, выдать аттестаты за 9-й и 11-й классы без проведения государственной итоговой аттестации, ограничить количество ЕГЭ для поступления в вузы, но отказ от ВПР – немыслимое решение.

Никогда не скрывал своего негативного отношения к ВПР и всегда старался подробно излагать причины тому, разоблачая мифы Рособрнадзора и объясняя, почему проверочные работы – это унижение и наказание для учителя. На вопросы об эффективности ВПР и целесообразности их проведения руководители Рособрнадзора и подведомственных компаний отвечают весьма неохотно, называя их «журналистскими». Ни разу ни от одного чиновника Минпросвещения или надзорного ведомства мне так и не довелось услышать внятного объяснения, что же дали нашему школьному образованию появившиеся в 2015 году ВПР и другие мониторинговые мероприятия.

Статус ВПР

Фразеологизм «священная корова» как нельзя лучше подходит для описания статуса ВПР в российском школьном образовании. Показатель особой, неприкасаемой ценности.

В «Ригведе», памятнике индийской литературы на ведийском языке, сказано: «Коровы священны и являются олицетворением добродетели». Махатма Ганди так говорил об этих животных: «Я поклоняюсь им, и я буду защищать поклонение им, даже если против меня выступит весь мир».

Точка зрения индуиста Ганди понятна, но как объяснить поистине сакральное отношение профильного министерства и надзорного ведомства к ВПР?

Эксперты, хорошо знакомые с принципами работы органов, осуществляющих управление в сфере образования, призывают смотреть на решения Минпросвещения и Рособрнадзора прагматично: «Бюджет ВПР надо освоить до конца финансового года».

По просьбам учителей и родителей

Чтобы узнать мнение учителей и родителей о ВПР, достаточно просто прочитать их эмоциональные высказывания об этой форме мониторинга:

ВПР – это глупость и прихоть чиновников! Достаточно обычных итоговых контрольных работ без всей этой ерунды с отчетами и горами бумаг.

Если же послушать министра просвещения Сергея Кравцова, то может сложиться впечатление, что учителя и родители просят провести ВПР во что бы то ни стало:

После консультаций с учителями, регионами, представителями образовательного сообщества и родительским сообществом принято решение о переносе всероссийских проверочных работ с конца этого учебного года на начало следующего.

Как диагностировать и корректировать

На брифинге в правительстве неизбежность проведения ВПР осенью была объяснена необходимостью «корректировки образовательного процесса».

При этом результаты этих работ в начале следующего учебного года не будут аттестацией самих школьников. За них не будут выставляться оценки. Они будут нужны для входной диагностики в начале учебного года с целью корректировки образовательного процесса. Такая диагностика должна показать уровень знаний школьников и выявить возможные пробелы в знаниях, – сообщил министр просвещения.

Попробуйте сами себе объяснить, почему итоговые контрольные работы не подходят для входной диагностики. Впрочем, одна причина известна: они не имеют отношения к бюджету, выделенному на проведение ВПР. Если есть другие причины, которые вынуждают отказываться от апробированной формы проверки знаний, давайте их обсуждать.

После проведения этой диагностики школы, учителя получат соответствующие рекомендации и будет выстроена необходимая методическая работа. К этой работе мы привлечем педагогические вузы, институты повышения квалификации, методические службы. Уже началась работа по подготовке таких программ, и эта работа будет координироваться Министерством просвещения, – заявил Сергей Кравцов.

И вот это – некие будущие методические рекомендации Минпросвещения школам – самый интересный момент. Если они так важны, что мешало разработать их раньше?

Вопросы руководству Минпросвещения и Рособрнадзора

ВПР существуют с 2015 года. Накоплен колоссальный объем данных мониторинга качества образования. Врио руководителя Рособрнадзора Анзор Музаев сообщил в интервью порталу «Будущее России. Национальные проекты»: «Если брать все срезы, которые у нас есть, около 32–35% не осваивают минимальный базис образования по тем или иным предметам». «Не осваивают минимальный базис», надо понимать, это эвфемизм для обозначения двоечников.

Для того чтобы все участники образовательных отношений лучше понимали, что сейчас происходит с нашим школьным образованием, руководителям Минпросвещения и Рособрнадзора, полагаю, есть смысл ответить на несколько вопросов.

  1. Почему органы, осуществляющие государственное управление в сфере образования, до сих пор не приняли меры по сокращению доли школьников, которые «не осваивают минимальный базис», и не разработали соответствующие методические рекомендации для образовательных организаций, если о трети двоечников в наших школах известно и без осенних ВПР?
  2. Достоверны ли результаты ВПР? Отражают ли они знания школьников и качество образования?
  3. Считают ли руководители Минпросвещения и Рособрнадзора главной причиной неудовлетворительных результатов «всех срезов», о которых говорит Анзор Музаев, нехватку в школах методических рекомендаций по работе с отстающими учениками?
  4. Планируют ли Рособрнадзор и Минпросвещения глубоко и детально проанализировать причины высокой доли школьников, не справляющихся с учебной программой? Трехбалльная система оценивания, невозможность оставить неуспевающего школьника на второй год, низкие зарплаты, высокая учебная нагрузка и бессмысленная отчетность педагогов – это наши реалии. Может быть, пора искать там, где потеряли, а не «под фонарем», потому что там светло?
  5. Как в Минпросвещения и Рособрнадзоре относятся к комплексу мер, предлагаемых экспертами, в частности, к необходимости организации групповых и индивидуальных дополнительных занятий с отстающими и выделения средств для доплат учителям за эти занятия?

От сакрального – к реальному

Организация, проведение и проверка ВПР надолго выбивают школы из рабочего ритма. Едва ли такое решение можно считать разумным. Итоговые контрольные работы как инструмент диагностики ничуть не хуже ВПР, но гораздо привычнее и для педагогов, и для учеников. Неизрасходованный же бюджет ВПР, на мой взгляд, вполне можно направить на организацию дополнительных занятий со школьниками, не справляющимися с учебной программой, и доплату учителям.

Для Минпросвещения и Рособрнадзора сейчас самое что ни на есть подходящее время для правильной расстановки знаков препинания в выражении «отменить ВПР нельзя проводить». Помните мучения двоечника и лентяя Вити Перестукина в повести Лии Гераскиной «В стране невыученных уроков» и одноименном мультфильме? Витя справился с коварной фразой «казнить нельзя помиловать». У органов, осуществляющих государственное управление в сфере образования, тоже есть неплохой шанс показать, что они способны гибко реагировать на сложную ситуацию.

Истончик: activityedu

Новое видео в базе знаний

Семинар: «Подготовка отчета о самообследовании»
Галина Савиных
Просмотр (0:59:15)
Финансирование образовательных организаций и персонифицированное финансирование как новый инструмент финансирования
Анна Вавилова
Просмотр (1:36:07)
Варианты внедрения персонифицированного финансирования в Российской Федерации
Анна Вавилова
Просмотр (2:04:49)
Действующие нормы и актуальные требования к отчету о самообследовании
Галина Савиных
Просмотр (0:57:49)
Структура и текст отчета о самообследовании
Галина Савиных
Просмотр (1:28:55)
Проектирование образовательной деятельности: чему нужно научить каждого педагога
Ольга Бережнова
Просмотр (1:14:27)

Ассоциация руководителей образовательных организаций

127410, г.Москва, Алтуфьевское ш., д.35, стр.1

тел.: +7 (495) 120-59-07, e-mail: info@edu-m.ru

 

Техническая поддержка и управление сайтом:

ООО "Компания по управлению ассоциациями"

e-mail: support@edu-m.ru 

Рекламодателям
Договор оферты

copyright 2018