Ассоциация руководителей образовательных организаций


Насколько «человечным» должен быть учитель?

В первой половине октября на площадке АлтГПА прошла международная конференция по обсуждению вопросов педагогики, во время которой немало времени уделили кадровым проблемам.  
17 ноября 2014

Работники высших учебных заведений из Республики Казахстан, представители вузов из Москвы, Санкт-Петербурга, Ставрополя, городов Сибирского федерального округа собрались обсудить нерешенные вопросы в сфере своей профессиональной деятельности.

Корнем всех бед (а их было найдено немало), по мнению Леонида Харченко, доктора педагогических наук, профессора Северо-Кавказского федерального университета, является диссонанс компонентов системы образования. «Школа опережала подготовку педагогических кадров еще с советских времен, учительский корпус с запозданием реагировал на ее потребности. Тогда система подготовки кадров подчинялась застывшим учебным планам, сейчас — стандартам. Их выполнение всегда провоцирует отставание от жизни, — объясняет Харченко. — В это же время наука движется и развивается по своим законам, а педагогическое образование консервируется. Это — первоисточник проблем, избавиться от которого сложно. Выравнивание этой системы — в планах Российской академии образования на ближайшие шесть лет. РАО поставила задачу — обратить науку к решению прикладных проблем, так как она оторвалась от действительности».

Это мнение разделяли и другие выступающие. «Страшно подумать, но мы сейчас, сидя здесь, говорим о вчерашней науке, а она уже завтрашняя», — подчеркнул доктор педагогических наук Алексей Майер, говоря об обновлении педагогики на протяжении 20 последних лет.

Кадры, необходимые для системы образования, способен обеспечить исключительно педвуз, считает Марина Войтеховская, доктор исторических наук, профессор Томского государственного педуниверситета. «Система обучения будущих учителей должна отличаться от технического, классического образования. По моему твердому убеждению, если передать подготовку педагогов в другие, непрофильные вузы, они со временем должны стать педагогическими», — подчеркивает она.

Тем не менее, по мнению участников, на данный момент наблюдается кадровый голод и в количественном, и в качественном плане.

Леонид Харченко отмечает, что имеющаяся кадровая проблема снижает престиж профессии в глазах общества и создает не слишком привлекательный образ учителя в целом. «В Японии конкурсный отбор в гимназию при педагогическом вузе начинается с семи лет. Думаю, это достойный пример для нас — нужно менять процесс рекрутирования педагогических кадров. Он должен начинаться гораздо раньше, чтобы не было случайных людей, получающих педобразование», — считает профессор.

Контрольные цифры набора в вузы при этом, по словам Харченко,, не учитывают катастрофическую нехватку учителей в сельских школах на протяжении уже десятков лет. «В некоторых школах много лет нет преподавателей естественно-научного блока, учителей иностранных языков. Фактически аттестаты, выдаваемые такими школами, нелегитимны. Будущий студент сдает ЕГЭ по другому предмету и спокойно поступает в вуз, а вместо знаний по физике или химии у него прочерк. Эта проблема, к сожалению, не обсуждается: директора школ боятся говорить о нехватке кадров. Все потому, что мы хотим выглядеть хорошими», — говорит Харченко. Нынешний дефицит учителей он объясняет системой подготовки бакалавров и магистров по потребностям.

Впрочем, расходятся мнения и на более философский вопрос: какими должны быть эти кадры, то есть — каким должен быть педагог.

«С одной стороны, педагогика ориентирует нас на гуманизацию, изучение человека и воспитание. Но с другой — сегодня в Министерстве образования есть мнение, что нам не нужен учитель как таковой вообще. Есть потребность в кадрах, которые умеют решать конкретные задачи, в техниках, специалистах-прикладниках», — обозначил позицию Майер.

Участники дискуссии разошлись во мнениях, насколько «человечным» должен быть учитель. Лидия Растова, кандидат философских наук, считает, что «нужно акцентировать внимание не на предметной составляющей науки, а на воспитательной функции учителя. Он должен оставаться образцом, не отстраняться от класса». Согласно ее словам, по данным социологических исследований педвуза выходящие из стен университетов выпускники вполне готовы к преподаванию предмета, но недостаточно подготовлены именно для работы с учениками.

Марина Войтеховская, в свою очередь, настаивает на том, что подкованность педагога в предмете куда важнее прочего: «Чего должно быть больше в работе учителя — педагогики или предметного знания, — это дискуссионный вопрос. Споры на эту тему приобретают особую остроту с определенной периодичностью, но у них нет исхода. На мой взгляд, не столь важно владение учителем дидактикой. Можно говорить, как преподавать предмет, но, если преподаватель не знает его содержания, большой вопрос, что он сможет дать ученику».

В любом случае, на данный момент одних воспитательной функции и подкованности преподавателю недостаточно. Нельзя обойти и тему инноваций, активно продвигаемую уже несколько уже несколько лет в разных сферах — педагогика, естественно, входит в их число.

Юлия Алеева, кандидат педагогических наук, доцент АлтГПА, высказалась на тему российского закона об образовании, который призывает учителя применять инновации в работе для развития творческих способностей ученика. По ее мнению, хоть обновления и происходят, учителя в ряде случаев еще не вполне представляют, как использовать отдельные новые методы, или же не получают достаточно четких указаний «сверху». «На мой взгляд, сегодня не все, что педагоги выдают за инновации, является таковым на самом деле», — считает Алеева.

Как отмечают участники круглого стола, формальный подход к модернизации создает куда больше негативных моментов, нежели положительных. Леонид Харченко считает, что декларативность инновационного подхода во всех сферах, без подчинения конкретному предмету — «полнейший абсурд». Он отмечает и то, что лишь немногие приветствуют новые технологии — большинство держится за прошлое, что, впрочем, свойственно далеко не только представителям сферы педагогики.

Одним из таких нововведений, не встретивших поддержки у большинства, стало внедрение практики инклюзивного образования для детей-инвалидов в традиционных учебных заведениях. «Преподаватели не готовы к внедрению инклюзии как инновации в образовании. Не только новички, но и многие учителя со стажем демонстрируют неумение использовать приемы работы, когда в их классы приходят дети с ограниченными возможностями здоровья», — отмечает Наталья Мжельская, старший преподаватель кафедры специальной педагогики и психологии АлтГПА. Не готовы преподаватели, программы, условия среды и финансирование. Наталья Мжельская рассказывает: «В вопросе включенного обучения инвалидов сложности отмечают даже в Московской школе коррекционной педагогики. Доступной среды в городах просто нет, а ее финансирование подчас выполняется для проформы. Результат такого подхода — ставшие объектом черного юмора тупиковые пандусы в школьных коридорах или прерывающиеся поручни для инвалидов-колясочников. В классах возникает другой барьер: ученик — учитель».

Все эти вопросы особо актуальны в свете некоторых грядущих изменений. С 1 января 2015 года официально вводится профессиональный стандарт педагога, который определяет систему требований к учителю и процедуры, связанные с приемом на работу, аттестацией, оценкой качества труда. В профстандарте прописано, что педагог, в частности, должен иметь высшее образование или среднее профобразование, уметь планировать и анализировать уроки, организовывать экскурсии, объективно оценивать знания учеников, поддерживать в детском коллективе деловую дружелюбную атмосферу и защищать достоинство и интересы учащихся. По мнению участников круглого стола, статус педагога после этого несомненно изменится.

Фото: http://shkolanovogoveka.ru/xoroshij-uchitel-eto.html

Новости по теме


Copyright 2014-2015