Ассоциация руководителей образовательных организаций


Чем грозит соседство с детским садом в жилом доме?

Организаторам частных детсадов в Петрозаводске ни Жилищный кодекс, ни Санитарные Нормы, ни покой жильцов - не указ. Детсад "Аистенок" - один из ярких тому примеров.  
25 марта 2015

Нехватка мест в муниципальных детских дошкольных учреждениях привело к появлению нового для нашей республики бизнеса: частных детских центров. Это весьма похожее на детский сад учреждение, куда утром родители приводят детей, а вечером забирают. Здесь дошколята играют, кушают, спят и занимаются другими, не менее важными детскими делами. Единственное, чего они лишены в центре, это образовательных услуг. А их соседи – обычные жильцы дома, - теперь лишены возможности нормально существовать.

 

Крики и плач

Вы хотите, чтобы в соседской квартире на вашей лестничной площадке поселился частный детский центр? Отвечать на этот вопрос пришлось жильцам одной из квартир на первом этаже нового дома № 9а по ул. Зайцева в Петрозаводске. Так уж сложилось, что, приобретая себе квартиру в этой весьма комфортабельной новостройке, они и предположить не могли, что соседствовать придется с «Аистенком» - детским центром. Причем сразу с двух сторон. «Аистенок» занимает две квартиры – справа и слева от той, в которой живет молодая семья.

Прелести такого соседства достаточно подробно описаны в письме Елены Сергеевой Уполномоченному по правам человека по РК Александру Шарапову:

«Наша многодетная семья в ноябре 2012 года приобрела по ипотеке квартиру 27. В декабре 2012 года начались ремонтные работы в 26 и 28 квартирах. От представителей собственника мы узнали, что в них будет размещаться «Центр по присмотру и уходу за детьми».

…С января 2013г. и по сегодняшний день «Центр» функционирует в полном объеме. Созданы три группы детей от 1,3 до 2-х лет с ежедневным посещением от 15 до 27 детей. Проживать в нашей квартире невозможно. Начиная с 8.00 постоянно хлопает дверь, т.к. родители приводят своих детей в садик, из-за отсутствия шумовой изоляции слышится постоянный плач. Наш ребенок просыпается от этого крика.

В 10.00 детей выводят на прогулку, и снова мы слышим крики и плач детей, которые падают с лестницы, т.к. лестничные марши в подъезде не соответствуют нормам СанПиН для самостоятельного выхода детей. В 11.00 дети возвращаются в квартиры с улицы, и все повторяется заново…».

Надо сказать, что еще до обращения к Уполномоченному по правам человека были обращения в другие инстанции: полицию, прокуратуру, МЧС, Жилищную инспекцию, Министерство образования, и даже в президентскую администрацию. Обращались собственники и в правление ТСЖ. Однако «Аистенок» работает по-прежнему. А кое-где от жалобщиков просто отмахнулись. Из того же письма:

«В Роспотребнадзоре нам отказали в принятии заявления со ссылкой на то, что они не могут проверять квартиры, т.к. это частная собственность».

Границы дозволенного

Мой дом – моя крепость. К этому мы уже привыкли, и действительно считаем, что у себя дома можем вытворять, что пожелаем. Вплоть до… А где, кстати, проходит граница дозволенного? Не грех, наверно, заглянуть в Жилищный кодекс. Квартира по нему – это жилое помещение, предназначенное для проживания граждан. Но есть исключения: «Допускается использование жилого помещения для осуществления профессиональной деятельности или индивидуальной предпринимательской деятельности проживающими в нем на законных основаниях гражданами, если это не нарушает права и законные интересы других граждан, а также требования, которым должно отвечать жилое помещение».

Но подходит ли наш случай под такое исключение? Вроде, да. «Аистенок» находится под крылом ИП Стрелковой, а значит, в квартире осуществляется «индивидуальная предпринимательская деятельность», разрешенная Жилищным кодексом. Так что если Екатерина Стрелкова владеет злополучными квартирами, то и претензий к ней быть не может. Однако проведенное журналистское расследование показало, что не все так просто, как кажется.

Екатерина Стрелкова не является собственницей квартир, в которых свил свое гнездышко «Аистенок». Не владеет ими и юридическое лицо - ИП Стрелковой. Двухквартирное помещение принадлежит жительнице Санкт-Петербурга Людмиле Бондаренко. Ее в доме никто никогда не видел, даже председатель ТСЖ Любовь Усенко:

- Все вопросы по квартирам, где работает детский центр, решает Екатерина Стрелкова на основании доверенности, полученной ею от собственника.

Что ж, нарушения законодательства в этом нет. Квартирой может владеть, кто угодно. И доверить право распоряжаться ею тоже может кому угодно. Вот только как далеко распространяется это право? Границы установлены Правилами пользования жилыми помещениями, утвержденными нашим правительством еще в 2006 году. А там подтверждается, что квартиру можно использовать для индивидуальной предпринимательской деятельности (собственникам, арендаторам, нанимателям), но с существенной оговоркой – наряду с проживанием. То есть, живешь в квартире – занимайся предпринимательством, только не мешай соседям. Не живешь – нет у тебя такого права.

Осталось выяснить, кто обретается в квартирах «Аистенка».

- В данных квартирах никто не зарегистрирован, - утверждает председатель ТСЖ Любовь Усенко. – Вечерами, когда закрывается центр, в них никого нет.

Полномочия и основания

Получается, что «Аистенок» функционирует в двух квартирах незаконно? Но почему тогда молчат контролирующие организации? Не все. Жилинспекция, к примеру, еще в декабре 2013 года во время проведенной проверки выявила нарушения жилищного законодательства и даже выдала собственнику квартиры 28 предписание «об устранении выявленных нарушений в срок до 26 декабря 2013 года, а именно прекратить использование жилого помещения под размещение детского сада». С этого времени прошло уже больше года, но все остается по-прежнему: «Аистенок» работает, ТСЖ и жильцы занимаются перепиской с разными конторами.

- Мы ничего не знаем о том, чем закончилось административное дело, возбужденное жилинспекцией, - поясняет Любовь Усенко.

Звонок в инспекцию тоже не прояснил ситуацию. Судя по всему, дело об административном нарушении прекращено, и им уже никто не занимается.

А как же Уполномоченный по правам человека? Уж он-то должен был среагировать на жалобу? Реакция такая: коллективное обращение жильцов дома № 9/а по ул. Зайцева было направлено в республиканскую прокуратуру для рассмотрения по существу и ответа заявителям. Ответ из прокуратуры, подписанный заместителем прокурора Петрозаводска, получен. И в нем, в частности, сказано: «В связи с тем, что Вы самостоятельно обратились в судебном порядке с исковым заявлением о прекращении деятельности групп для детей, и имеется судебное решение по данному спору, прокуратура города не имеет полномочий и оснований для повторного обращения о прекращении деятельности ИП Стрелковой». После такой фразы возникает закономерный вопрос: а если бы жильцы не обратились «самостоятельно» в суд, прокуратура имела бы «полномочия и основания» для вмешательства в ситуацию? Ответа на этот вопрос в письме зам. прокурора не найти. Зато есть прямая необходимость посмотреть судебное решение.

Без удовлетворения

Суд по иску жильцов дома № 9а по ул.Зайцева к предпринимателю Екатерине Стрелковой и петербуржской собственнице «аистенковых» квартир Любови Бондаренко состоялся 16 декабря прошлого года. Они просили понудить ответчиков прекратить деятельность в спорной квартире. Третьей стороной к делу была привлечена горадминистрация, но она умыла руки, не прислав в судебное заседание своего представителя. Отсутствовала и собственница из Санкт-Петербурга (опять не удалось ее увидеть жильцам дома).

Не вдаваясь подробно в перипетии судебных разбирательств, отметим, что суд оставил исковые требования без удовлетворения. Судебное решение не вступило пока в законную силу, он обжаловано истцами, но все же некоторые моменты, имеющиеся в нем, стоит осветить. Например, там отмечено, что в части требования жилинспекции «о прекращении использования жилого помещения под размещение детского сада ведется административное производство». Помните, что оно началось в декабре 2013 года? Не слишком ли долог срок?

А согласно материалам надзорного производства прокуратуры Петрозаводска, «нарушения действующего законодательства для принятия мер прокурорского реагирования в отношении ответчиков не установлено». И тут становится непонятным ответ того же ведомства жильцам по поводу «самостоятельности», «полномочий» и «оснований».

И еще один момент. Управление МЧС сообщило суду, что нарушений правил пожарной безопасности в «Аистенке» нет. Но, как следует из Свода правил Системы противопожарной защиты, в дошкольных учреждениях «…не менее двух эвакуационных выходов должны иметь помещения, предназначенные для одновременного пребывания более 10 чел». В «Аистенке» одновременно пребывают от 15 до 25 детей, не считая персонала. Выходит, пожарные не видят в этом никаких нарушений? А если… Не хочется даже думать об этом.

Основное: суд никак не оценил, что квартиру можно использовать для предпринимательской деятельности только «наряду с проживанием». Хозяйка «Аистенка» Екатерина Стрелкова от комментариев пока отказывается.

- Вот закончатся судебные разбирательства, тогда – пожалуйста! – ответила она по телефону.

Гарантий нет

История с «Аистенком» еще не закончена, будут суды, жалобы, заявления… Но она высветила гораздо большую проблему, выходящую далеко за границы одного дома на улице Зайцева. Ни для кого не секрет, что количество мест в детсадах Петрозаводска значительно меньше, нежели малышей в семьях. И частные детские центры, разрешенные властью, помогают решать проблему. Пусть за место в них платить приходится на порядок дороже, чем в муниципальных садиках. Пусть там нет образовательных услуг. Пусть ютятся дети в приспособленных (квартира все же не детсад) помещениях без запасного пожарного выхода. Пусть будут все эти «пусть», но дети под присмотром, пока родители зарабатывают деньги в наше непростое время. Однако, как быть тем, кто по злой воле судьбы обречен жить между двумя квартирами, занимаемыми детским садом? Терпеть и молчать, даже зная, что жилищное законодательство на твоей стороне? Или все же предпринимать какие-то меры?

Кстати, был уже случай, когда санки детсадовских ребятишек, оставленные в подъезде, вылетели из него на улицу. А что будет дальше? Возможностей злонамеренно портить жизнь соседу, даже если это детсад, имеется предостаточно (можно вспомнить опыт «коммуналок»). И не дай Бог в этих возможных соседских «войнах» пострадают дети. А они, как правило, страдают, будучи самыми беззащитными.

И последнее. Государство, разрешая в квартирах деятельность центров, подобных «Аистенку», подразумевало, что молодая мама, имея собственного ребенка, будет брать под присмотр пару-тройку других детишек, для которых нет места в детсаду. И приработок неплохой, и детсадовская проблема частично решается. Но «Аистенок» - это ведь нечто совсем другое. Квартира перестает быть жильем, она становится только источником заработка. Дело приобретает размах – «Аистенок» свил уже гнезда по пяти адресам в Петрозаводске. И где гарантия, что завтра он не прилетит в ваш подъезд, приведя с собой два десятка милых, но порой таких непоседливых и кричащих карапузов. Вы этого хотите?.. 

 

Источник: «Московский Комсомолец», текст - Анатолий Ерошкин, Журналистское агентство независимых расследований – «ЖАНР» - специально для «МК» в Карелии» 

Фото автора


Новости по теме


Copyright 2014-2015